Почему арабы и китайцы готовы платить за янтарь гораздо больше, чем покупатели из России

В рамках Международного экономического форума Amberforum-2019 в Светлогорске прошло заседание совета по развитию янтарной отрасли при правительстве Калининградской области. Президент Ассоциации производителей и переработчиков СРО «Янтарь» Илья Емельянов ответил на вопросы «Комсомолки».

— Илья Александрович, какие основные проблемы стоят перед нашими янтарщиками и есть ли реальные пути для их решения?

— По мнению моих коллег, с которым я полностью согласен, – это неразвитость механизмов ценообразования на янтарное сырье, дисбаланс спроса и предложения, замедленные темпы технологического перевооружения, недостаточный уровень обновления технологий и методов производства. Есть пробелы в государственном регулировании янтарной отрасли, вопросы правового регулирования и правоприменительной практики, связанные с защитой янтарной отрасли. И сделать можно все. Главное, чтобы были люди, способные изменить ситуацию к лучшему. Но сегодня у многих отсутствует понимание, к чему мы должны прийти. Говорят поверхностные вещи: мы должны быть столицей янтаря, быть янтарным центром номер один в мире. Хорошо звучит, классно! Но нужно понимать базовые вещи, которые в настоящий момент мы имеем. Первое, ценен ли янтарь на российском рынке? Ответ – нет, потому что его не популяризируют.

— А где ценится янтарь?

— В азиатских странах. У арабов янтарь – это слезы пророка. Для них это огромная ценность на духовном уровне. Так же в Китае и в странах, где исповедуют буддизм. Такой потенциал высокого спроса на наш материал формировался столетиями. Азиаты готовы платить за камень в разы больше, чтобы иметь янтарь у себя, а в России не готовы. И происходит достаточно сложный диссонанс. Помимо этого, существуют финансовые модели рынков, преимущества, финансовые инструменты, налоговые и фискальные, пошлины, всевозможные оградительные барьеры. Смотрите, есть два пути. Один -запустить наше сырье в Китай, второй — поставлять изделия из янтаря. Но во втором случае калининградский производитель ничего не зарабатывает при продаже готовой продукции. Потому что производитель, заплатив все пошлины и налоги, остается ни с чем. Пошлины на ювелирные и другие изделия составляют – 63 процента, тогда как на сырье порядка 22 процентов. Представляете какая разница?! А мы говорим о производительности труда, менталитете, культуре и школе изготовления изделий. Мы можем пойти на российский или европейский рынок, но цена на аукционе уже поднята теми покупателями, которые готовы больше платить. А мы не можем прийти на рынок России с такой ценой, янтарь просто не купят. Много вопросов, которые нужно решать.

— И что нужно делать?

— Есть позитивный ключ – правительство России нас услышало. Это наш кластер янтарной промышленности, это совет по развитию отрасли при губернаторе – площадка, где выработан механизм взаимодействия на федеральном уровне. Создан целый комплекс на уровне региона и страны. И мы становимся центром янтарной отрасли не на словах, а на деле. Теперь предстоит огромный труд – сделать схему, вывести продукт, который уникален, сделать проект, его просчитать и консолидировать, исходя из внешних рынков. А рынки действительно колоссальные. С нами готовы работать зарубежные и национальные компании, создавать совместные предприятия. Но здесь должна быть просчитана правильная бизнес-модель. Ее пока нет. На последнем совете по развитию янтарной отрасли, Калининградский янтарный комбинат докладывал, что местный производитель сокращается на всех торговых площадках. Нас становится меньше. В Гданьске, например, 1100 компаний. У нас было 240 производств, сейчас 123, а реальных производителей, которые обладают определенным перечнем технологий, инноваций, инвестирующих в оборудование, еще меньше.

— Ваша мануфактура славится уникальной продукцией из янтаря и красного дерева. Вы делали вещи для главы государства. Есть ли сейчас заказы из Кремля?

— Есть. Первое лицо государства, надо отдать ему должное, относится к янтарю с пониманием и знанием. Он знает этот камень. Думаю, что такие позитивные кардинальные изменения в янтарной отрасли – это его заслуга. Я видел документы с личной визой Владимира Владимировича, его поручения принять все меры для развития янтарной отрасли. И по сути, мы двигаемся по той программе, которую он подписал.

— Долгие годы наши соседи в Литве и Польше, работали на нелегальном калининградском сырье. Нынче контрабанда тоже имеет место быть?

— Знаком с человеком, который возглавляет один крупный фонд. Он говорит, что пока мы не доказали, что кедровые орехи продавать выгоднее, чем продавать кедровый лес, пока мы не создали для этого условия, что орешки и шишки продавать прибыльнее, чем вырубать кедры и торговать лесом, все так и останется. Перейдем эту черту, леса будут расти, а на орехах будем зарабатывать. Так и с янтарем. Задача создать условия, чтобы вывозить отсюда янтарное сырье было невыгодно. Если финансовая модель работает так, что привезя готовые изделия за границу, ты заработаешь больше, чем при вывозе контрабандным форматом сырья, то все у нас получится.

www.kaliningrad.kp.ru


Читайте также:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

82 − 78 =